А.В.Попов СТРАХ (ФОБИЯ) И ТРЕВОГА: КАК ЖИТЬ БЕЗ НИХ?

    Гомеопатия направлена на всестороннее лечение человека, в единстве его души и тела. Физические недуги и душевные страдания связаны между собой и чтобы исцелять, нужно знать эти связи. Среди психологических проблем чаще всего встречаются страхи и тревога. Я всегда спрашиваю у пациентов об их фобиях и страхах, стараясь прочесть их «между слов», или уловить их в реакциях пациента, чтобы получить углубленное  впечатление о личности больного.   
    Страх издавна привлекал к себе внимание, как медицинская и социальная проблема. «Проблема страха – узловой пункт, в котором сходятся самые различные и важные вопросы, тайна, решение которой должно пролить свет на всю нашу душевную жизнь» (З.Фрейд). Но не каждого страха надо пугаться и не от каждого стремиться избавиться. Страх может быть проявлением «инстинкта самосохранения», например, страх высоты. Но если  человек не может жить или работать выше первого этажа, или, как признался мне один пациент: «Страшно стать на табуретку» – тогда можно говорить о невротическом явлении. Страх может становиться болезнью, разрушая внутреннюю гармонию, блокируя жизненную энергию, необходимую для созидания, творчества, отдыха,  человеческих взаимоотношений.
    Случай из практики: пациентка 47 лет. Жалобы на ночные приступы страха с сильной тревогой, повышением АД, сердцебиением, дрожанием тела, с последующей бессонницей. Боится заболеть психическим расстройством, всегда испытывала страх перед экзаменами. Страдает излишней восприимчивостью и чувствительностью, романтик. В семейной истории сердечно-сосудистые заболевания. Предпочитает умеренный климат, комфортные условия, плохо переносит голод. Панические атаки начались с 22 лет без видимой причины. После лечения у психиатра  наступило улучшение, но на короткое время. Приступы появляются либо ночью, либо вечером, часто каждую вторую ночь. Для облегчения состояния пациентка вынуждена ходить много часов в день. Несколько лет назад бросила работу. До обращения ко мне она лечилась у другого гомеопата,  применяла ряд препаратов, которые облегчали течение панической атаки, но частые приступы продолжались. После начала приема гомеопатического средства началось обострение «всех симптомов с головы до ног». Произошло носовое кровотечение (повторение ситуации из далекого детства). Все тело стало болезненным. В итоге пациентка прекратила прием лекарства. Решено было изменить потенцию гомеопатического препарата, и больная стала пользоваться «более мягким» средством, но все равно испытывала обострение. Наиболее заметным теперь было нарушение сердечного ритма по типу экстрасистолии. Через месяц появилось явное улучшение состояния: атаки стали менее интенсивными, исчезло внутреннее и внешнее дрожание. Затем пациентка появилась на приеме через 5 месяцев. Общее состояние считает хорошим. Панические атаки очень редкие, не чаще одного раза в месяц, их интенсивность, а главное страх – уменьшился. Снова вышла на работу. Другие жалобы: нестабильный сон, иногда странные короткие, но интенсивные боли в разных частях тела. Продолжены предыдущие назначения. Еще через 3 месяца: «Убеждена, что лечение двигается в правильном направлении». За три месяца один легкий приступ без страха. Стала более спокойной и уверенной. Пациентка вспомнила эпизоды своей прошлой жизни, связанные с появлением страха. Она ощущала на себе давление родителей, различных обстоятельств. Всегда чувствовала себя в изоляции от общества, ожидала только неприятностей от других людей, боялась будущего. Первый страх появился в возрасте 5 лет, когда она случайно оказалась закрытой в ванной комнате, звала на помощь и не могла выйти.   
    Тревога и страхи возникают в значительной степени из-за фиксированного,  мышления, которое возлагает на человека бессмысленные обязанности. Принуждение родителей переростает в самопринуждение, истинные потребности остаются нереализованными. Невнимание к себе, подавленность естественных чувств приводит к их извращению и трансформации. Способом бегства от тревоги у людей с фобическими реакциями часто выступает различные увлечения, спорт, занятие самолечением. Они покупают медицинские книги, роются в специальных журналах, стремятся испробовать всевозможные методы лечения, однако избегают непосредственного обращения к своим внутренним конфликтам. Страх порождает вопросы, и тот, кто в состоянии на них ответить становится кумиром. Так рождаются авторитеты, как среди различных целителей, так и среди религиозных и политических деятелей.
    Страхи ведут свое начало из детства, вернее с момента способности к внутриутробному восприятию страхов и негативных эмоций матери. Страхи матери во время беременности (страх перед родами, болью, неизвестностью, страхи, вызванные словами и действиями медперсонала) могут в дальнейшем переноситься на ребенка.   Поэтому гомеопатическая терапия страхов даже у взрослого человека должна начинаться с анализа психологических проблем родителей, течения беременности матери, родов, раннего детства. Существует мнение, что источником страха может быть акт рождения, как ощущение первой смертельной опасности. Первые фобии у детей – это страх перед темнотой и одиночеством, когда отсутствует любимое лицо, которое за ним ухаживает. Инфантильный страх имеет очень мало общего с реальным страхом и, наоборот, очень близок к невротическому страху взрослых.
    Источником страхов ребенка во многом является семья, где смешиваются любовь и ненависть, ревность и зависимость, сочувствие и равнодушие. Родители, которые призваны  любить и защищать ребенка, могут проявлять агрессивность, бросить его (уехать,  умереть), заболеть, впасть в депрессию, или наборот, жестко контролировать ребенка. Большинство детских страхов возникают из-за проблем в семье, т.е. причину их нужно искать в родителях. В этом отношении преимущества гомеопатической методологии очевидны. Гомеопатическое лечение подбирается для всей семьи, в центре которой находится страх ребенка.
    Негативные впечатления детей находят свое выражение в их интересе к образам  отрицательных героев (ведьмы, бабы-Яги, разбойников и др.). А.Фрейд писала, что дети бегут от объекта своего страха, но при этом попадают под его очарование и непреодолимо тянутся к нему. В творчестве, идеях, фантазиях, дети могут «возвращаться» в свои младенческие и возможно, внутриутробные страхи. Поэтому для оценки психоэмоционального состояния ребенка и поиска гомеопатического препарата можно использовать психотерапевтические методики, например, спонтанный рисунок на приеме.
    Для уменьшения страха дети интиутивно хотят с ним встретиться, например, любят, чтобы им читали сказки, которые их вначале очень пугали, любят слушать «страшные» истории, смотреть триллеры и фильмы ужасов. Становясь символами, страхи дают возможность освободиться от них, через опять таки символическое их преодоление. Разумеется, для этого требуется здоровая психологическая конституция. Чем раньше и серьезнее нарушен процесс символизации, тем ярче просматриваются тяжелые личностные расстройства, теряется контроль над страхом. Постоянное увеличение страха ведет к паническим атакам.
    Случай из практики. Пациент 48 лет, обратился с жалобами на панические атаки (несколько раз в месяц) в виде страха смерти, повышения артериального давления, сердцебиения, дурноты. Впервые вегетативный криз со страхом смерти произошел 4 года назад во время купания в озере. Затем кризы стали появляться все чаще и чаще, в том числе на фоне почечных колик. Другие жалобы: хронический простатит с периодическими обострениями от холода, мочекаменная болезнь, кишечные колики. Семейный анамнез: отец умер от инфаркта, страдал депрессией. У матери был инсульт, панические атаки. Модальности: плохо переносит жару, но простатит обостряется от холода. Любит морепродукты, не отказывается от алкоголя. Объективно: выглядит тревожным, многословен. Через две недели от начала приема гомеопатического средства случился приступ почечной колики, но без панической атаки. Жалобы на периодическую апатию, беспокойство, настальгию, преждевременную эякуляцию. Через 2,5 месяца панические атаки прекратились, уменьшились кишечные спазмы, почечных колик не было. Возникла «парадоксальная реакция на холод». Стал плохо переносить алкоголь. Впервые за много лет заболел «вирусной инфекцией» с температурой 37,5ºС, но с сильной интоксикацией. Еще через 3 месяца: один легкий вегетативный криз без страха и сердцебиения. Почти исчезло желание алкоголя. Пациенту «не нравиться эмоциональный фон своих мыслей» (в смысле его негативности). Других жалоб нет.  
    Детские страхи, в идеале, должны постепенно проходить, однако у эмоционально чувствительных детей они могут видоизменяться и закрепляться. Реакция родителей на детский страх должна быть спокойной и сопереживающей, нельзя оставлять детей наедине с их страхами. Страх требует детального обсуждения, что само по себе оказывает терапевтическое воздействие. Скрытые страхи, попавшие в подсознание, могут сохраняться на протяжении всей жизни человека и быть источником психосоматических заболеваний. Развитие страха тесно связано со сферой бессознательного, поэтому страх усиливается ночью, когда эта сфера открыта. При гомеопатическом лечении различных болезней, нередки случаи, когда бывшие страхи освобождаются в виде отчетливых, но ранее недоступых сознанию воспоминаний. Происходит «возвращение» в патологическую ситуацию, вызвавшую страх с возможностью ее «переделки» и последующего излечения пациента. Похожий способ терапии страхов был предложен  З.Фрейдом в виде психологического анализа: «Для уничтожения симптомов необходимо вернуться к их возникновению, оживить конфликт, из которого они начались, и решить его по новому, с помощью таких средств, которыми больной ранее не располагал».  
    Одна из моих пациенток, энергичная, волевая женщина, имеющая много различных жалоб, обратилась на прием по поводу бронхиальной астмы. Ее лечение оказалось далеко не быстрым. Вначале прекратились различные недомогания, затем ушли и приступы астмы. Но болезнь долго не уходила полностью, возвращаясь периодически в виде приступов желудочной боли и расстройства пищеварения. Через два года после значительного улучшения состояния больной я случайно узнал важную подробность. Оказывается, обратиться ко мне женщину заставил страх. Предыдущие страдания, несмотря на их серьезность не вызывали у нее желания лечиться. Но вскоре после появления приступов астмы, в коридоре городской поликлиники, она прочитала  информацию о своей болезни. Там она обнаружила, что от астмы, оказывается можно умереть!  Страх заставил пациентку увидеть только эту сентенцию (наглядная агитация по моим наблюдениям изготовляется самыми бездарными людьми). Тогда я назначил препарат, одним из главных симптомов которого является чувство страха. Под его влиянием оставшиеся болезненные явления полностью прекратились. Но самое главное,  женщина вспомнила очень сильный детский страх – оставаться одной дома. Ей тогда казалось, что неизвестные люди угрожают ее жизни. Она сидела под столом много часов, боясь пошевелиться и пойти в туалет, ожидая прихода матери с работы. Спустя короткое время наступило полное выздоровление.       
    Если страх все время возрастает, то он переходит в фобию (термин происходит от греческого «phobos» – страх, ужас). Фобия – это навязчивая, непреодолимая боязнь, не имеющая объективных причин, связанная с расстройством мышления. Несмотря на понимание ее бессмысленности, человек не может с ней справиться. Это упорно существующий иррациональный страх, из-за которого человек старается избежать  вызывающего страх объекта, деятельности или ситуации. Первой из фобий, еще 1871 году была описана агорафобия (боязнь открытого пространства).
    В настоящее время описано огромное число фобий под красивыми греческими названиями. Наиболее часто встречаются страх темноты (скотофобия), высоты (акрофобия), замкнутого пространства (клаустрофобия), несчастного случая (дистихифобия), плавать (аблутофобия), собак (кинофобия), пауков (арахнефобия), числа 13 – трискадекафобия. Социальные фобии: общества – социофобия, одиночества (монофобия), бедности (лениафобия), старения –  геронтофобия, публично выступать – глоссофобия, ответственности – гипенгиофобия и др. Более сложными и глубокими являются страхи, связанные с болезнью и смертью: смерти и умирания (танатофобия), рака (канцерофобия), инфаркта (кардиофобия), гриппа (фебрифобия).  Описаны также редкие и необычные фобии, например, обеда и обеденных разговоров (дейпнофобия), радости (гедонофобия), красивых женщин (калигинефобия), папы римского (папафобия), одеваться (вестифобия), думать (фронемофобия), длинных слов (гиппопотомомонстросесквиппедапиофобия), белого цвета (лейкофобия) и т.п. Существует даже «страх страха» – фобиофобия.
Целый ряд страхов связан (или порожден) медициной. Это страх лечиться (у врачей) – опиофобия, ходить к врачу – ятрофобия, принимать лекарства – фармакофобия,  страх хирургической операции (томофобия), лечить  зубы – одонтофобия, а также страх больниц – нозокомефобия. Эти страхи небезосновательны. Медицинская статистика, которая свидетельствует о победах над болезнями, неумолимо фиксирует другие «достижения», в начале XXI столетия, например, в США главными причинами смертности после сердечно-сосудистых заболеваний и рака стали осложнения лекарственной терапии.
К сожалению, многие представители медицины позволяют себе осознанно или неосознанно использовать страх в отношениях с пациентами, особенно в детской практике. Часто приходится наблюдать, как ранее бесстрашная женщина, становясь матерью, проникается страхом за своего ребенка, не без помощи врачей. Испуганный пациент без раздумий соглашается на любые обследования, методы лечения и оперативные вмешательства, включая «пересадку головы», уточнив только дату операции и сумму оплаты. Человек подверженный фобиям пытается лавировать «между Сциллой и Харибдой» – между страхом болезни (смерти) и страхом лечения. Иногда бесконечные посещения врачей, обследование, прием лекарств, становятся навязчивыми действиями, при попытке отказаться от них страх заставляет пациентов вновь подчиниться этой навязчивости.   
    Недостаточно объяснять фобии только их содержанием, многие из страхов могут иметь с опасностью только символическую связь.  Наихудший вид страха – это страх не имеющий причины. Почему я называю этот вид страха наихудшим? Когда страх один, или их несколько (как лица отдельных людей) они еще различимы. Когда же количество страхов становится очень большим, то подобно неразличимой толпе остается только одно смутное ощущение подсознательного страха. Такой страх крайне трудно поддается психотерапии, требует тщательного подбора гомеопатического препарата.     
    В гомеопатии особое значение придается не только виду фобии, но всех особенностей каждого пациента: его личностному психологическому профилю, его возрасту, полу, социальному положению, анализу возможных причин, спровоцировавших возникновение навязчивого страха. Кроме того, большое значение придается связи страха с различными соматическими (телесными) заболеваниями. И только на основании такого индивидуального подхода назначается лекарство.
    Успешному пониманию и лечению случая может помочь следующая методика: пациент пишет сочинение (дневник) своей жизни, по простой схеме, в виде ответа на вопросы. Их всего три (мои страхи, обиды, чувство вины). При этом я специально подчеркиваю для пациента, во-первых, добровольность его труда, во-вторых, отсутствие различия между большим и малым. Что не бывает больших и малых страхов, обид, чувства вины. Нет разницы между многолетним детским страхом темноты и страхом увольнения с работы и т.д. Вот, что написала о страхах одна из моих пациенток: «В своей жизни я никогда не задумывалась о страхах. Но когда эта мысль пришла в голову, то узнала, что страхи присутствуют в моей жизни. Но я не думала, что их так много. И что я очень многого боюсь! Первый страх – я очень боюсь высоты. Этот страх появился у меня недавно. Второй страх – замкнутого помещения. Третий – насекомые, я их не переношу. Четвертый – грызуны, при их виде мне очень плохо. Пятый страх – испытание неизвестностью. Шестой страх – смерть близких и не близких людей, а также смерть животных. Седьмой страх – перед людьми с плохой биоэнергетикой. Восьмой страх – за будущее своего сына. Девятый страх – больниц, поликлиник. Десятый страх – Божьей кары. Все другие страхи не так значимы. И еще есть страх упасть и удариться головой».
Фобии всегда имеют навязчивый и интенсивный характер, четкий сценарий, отличаются упорностью течения. Но пациент сохраняет критическое отношение к своему состоянию. Причина, вызвавшая формирование фобии, часто оказывается вытесненной из сознания больного. Страх также может быть результатом стресса – реакцией на психотравмирующее событие. Эти страхи возникают как проявление инстинкта самосохранения, и лишь при определенных условиях могут перерасти в фобии.  
    Страх почти всегда связан с тревогой. Можно говорить про страх и тревогу в обычном, традиционном понимании и можно говорить про экзистенциальный страх или тревогу. Страх – это ожидание чего-то определенного, тревога – неопределенного, но ситуативного, «одноразового», а экзистенциальная тревога – постоянное ожидание негативных событий. Страх и тревогу могут испытывать и животные, но экзистенциальная тревога присуща только человеку. Лица, страдающие экзистенциальной тревогой,  выбирают из всех возможных проблем самую страшную, считают любую случайность предвестником несчастья, используют любую неуверенность в дурном смысле.  
    Особенность страха в обычном смысле – это его предметная направленность. Мы боимся чего-то определенного, это страх перед чем-то. У животных это единственная форма страха. У человека имеется и другое состояние: страх, беспокойство, состояние душевного дискомфорта без причины. Экзистенциальная тревога основана, прежде всего, на осознании возможности и неустранимости смерти. Идея смерти не передается через знания. Не существует смерти общей, как общей категории. Каждый человек должен сам проникнуться ощущением своей личной смертности. Страх смерти часто конкретизируется в страхе болезни, особенно неизлечимой. Еще один аспект страха смерти – неконтролируемая неизвестность (страх потери контроля, хаоса, беспорядка). Смертью в каком-то смысле являются случаи, когда что-то прекращает свое существование внезапно и нежелательно для человека. Самый типичный пример – несчастливая любовь, разрыв отношений, крах бизнеса или идеи. Это переживание оказывается во многом подобно переживанию смерти. Именно в таких «малых смертях», отрабатывается отношение человека к жизни в целом, его жизненная философия. А отсутствие жизненной философии, наоборот, приводит к защитным реакциям ухода, вытеснения этих ситуаций. Это случается  у людей, которые либо не способны ощутить смысл определенных событий как столкновение со смертью, либо пасуют перед лицом якобы непреодолимых препятствий и неверия в себя. Часто предметом внутренней тревоги становится утрата смысла жизни (жизненных ценностей), чувство вины, и т.п. Способность преодолеть свою экзистенциальную тревогу во многом определяет личность (способность быть самим собой).
    С экзистенциальной тревогой нельзя бороться, потому что нет объекта, которому надо идти навстречу, кроме жизни в целом. Если человек охвачен тревогой, он оказывается без опоры – возникает беспомощность, дезориентация, неадекватные реакции. Поэтому в состоянии тревоги человек стремится к тому, чтобы строго определять объекты страха, ведь со страхом можно как-то взаимодействовать. Превращение тревоги в страх, неважно перед чем, помогает на время избавиться от неустранимой внутренней тревоги. В этом заключается секрет популярности триллеров, и ужасов от масс-медиа.  Фактически вся массовая культура, поп-культура служит инструментом вытеснения экзистенциальной тревоги. Все дискомфортное, все, что нарушает светлое гармоничное мироощущение, просто объявляется несуществующим.
    Сама по себе тревога нормальна, ее не надо бояться и избавляться от нее.  Она  возникает, когда что-то угрожает жизни, свободе, ценностям человека, когда что-то значимое для него находится под угрозой. Это нормальное и даже конструктивное чувство. Тревога патологическая (невротическая) – это тревога, несоразмерная ее причине из-за неспособности личности принять нормальную тревогу. И избавиться от невротической тревоги он может только в том случае, если научится конструктивно жить с тревогой нормальной, потому что экзистенциальную тревогу устранить невозможно. Если человек стремится избежать тревоги вообще, это равносильно избеганию жизни.
    Принятию жизни во всех ее проявлениях, по моему убеждению, способна помочь  гомеопатия – укрепить ядро, струкутру личности, придать ей внутренней силы и мужества, чтобы справиться с экзистенциальной тревогой. Таким образом, человек учится внутренней вере и подлинной уверенности и достигает зрелости. Высокий уровень осознания тревожности сопутствует высокому интеллектуальному потенциалу и развитому творчеству. Человек благодаря нормальной тревоге меняет себя и трансформирует реальность в соответствии со своими планами, он принимает будущее в его неизвестности со всеми его рисками и вызовами. Фиксация на прошлом означает уклонение от нормальной тревоги, но она  приводит к чувству вины за упущенные возможности, и, к возрастанию тревоги экзистенциальной.  
    Случай из практики: пациент 20 лет, обратился с жалобами на бессонницу в течение последних 8 месяцев. Нарушение сна возникло после сдачи экзаменов в университете. Он пытался применять антидепрессанты, различные седативные лекарства, но без особого эффекта. Если ему удается ненадолго заснуть, то сны носят фиксированный характер о нерешенных проблемах. Больной немногословен, производит впечатление замкнутого человека, но вместе с тем очень эмоциональный. Родители со слов пациента здоровы. Любит музыку, поэзию, пишет стихи, в еде неразборчив. На просьбу изложить внутренние ощущения написал следующее сочинение. Мои страхи: страх быть незначительным, незаметным, страх больших перемен. Страх публики, общественного мнения, страх крови. Страх купить неподходящую одежду. Мои обиды: по-поводу собственного поведения. Чувство вины: что я недостаточно хороший, за неправильные поступки, что не могу оправдать надежды родителей, что не успел выполнить задуманное. Объективно: пациент плотного сложения, красный дерматографизм, влажные горячие ладони. Почерк неаккуратный, «прыгающий». После первого гомеопатического назначения через один месяц на очередной консультации пациент отметил улучшение сна. Написал новеллу о своей жизни. Спустя еще 2 месяца:  продолжается улучшение сна, когда устает, спит 8 часов без перерыва. Пациент отметил, что стал более спокойным и уверенным. Еще через 3 месяца: сказал, что «Жизнь хороша, а настроение прекрасное». Ко сну претензий нет. Упоминание о прошлых страхах вызвало ироничную улыбку.
    Таким образом, жизнь включает в себя страх и тревогу в качестве элементов жизненного процесса, и их можно только мужественно принять. Страх, условно говоря «средней степени» полезен, потому что готовит человека к столкновению с реальными опасностями и будущими ограничениями. Определенная доля страха может даже оказаться целительной. Врач-гомеопат, как и любой психотерапевт  должен помочь клиенту конструктивно воспользоваться страхом. Задачей любого лечения, в том числе гомеопатической терапии является восстановление и поддержание волевых качеств, «силы духа», мужества, в основе которого лежит позитивная жизненная философия, которая вбирает в себя наряду с позитивными аспектами жизни, также и небытие, смерть. Тем самым она позволяет нам жить в условиях неопределенности.
    Устраняя эту непредсказуемость, мы постепенно искажаем картину реальности и нашего отношения к ней. Потому что реальность все равно остается непредсказуемой, ее непредсказуемость абсолютна. Личная ответственность человека заключается в том, чтобы действовать, понимая, что результат не гарантирован. Тревога конструктивна, она делает человека готовым к неожиданностям. Только благодаря тому, что я тревожусь, я вооружен. В каком-то смысле, тревога – это наш инструмент взаимодействия с будущим, настройка на него. Как говорил Гераклит, если ты не ожидаешь неожиданного, то не познаешь сокровенного.  
    Повышенная тревожность может быть устойчивой чертой характера. Тревожный человек волнуется и испытывает беспокойство в обстоятельствах, которые другие люди расценивают как несущественные и малозначительные. Как правило, повышенная тревожность поддерживается такими личностными чертами, как: неуверенность в себе, нерешительность и зависимость от мнения большинства. Вместе с тем, тревожные люди чрезвычайно ответственны и всячески стремятся выполнить принятые на себя обязательства. Они превосходно чувствуют настроение и эмоциональное состояние окружающих и зачастую очень добры. Личностно тревожные люди стараются не провоцировать, и, по возможности, избегать конфликтов, поскольку в силу своей чувствительности переносят их очень болезненно. Внешне это выглядит, как наивность – «лучше я не буду об этом думать, чтобы не бояться».  
    Гомеопатическая терапия страхов неотделима от психологического анализа, что требует индивидуальной работы с пациентом. Тем не менее, приведу несколько простых рекомендаций, выполнить которые можно самостоятельно. Вместо «борьбы со страхом» попробуйте «перекрыть» их интересным занятием или приятными воспоминаниями. Следует обрести уверенность – чаще всего это состояние связано с профессиональной деятельностью. Постарайтесь попасть в то время, те обстоятельства и условия, с тем партнером, когда все получается, все легко и не страшно.  
    Как ни парадоксально, но лучший способ по-настоящему избавиться от страха – это признать, что Вам бывает страшно, и даже погрузиться в страх, разрешить себе бояться. Вскоре Вы заметите, что интенсивность страха снижается.
    Один самых простых способов уменьшения страхов – физическая активность и спорт, высокая мотивация, увлеченность, влюбленность. Доказано, что в этих случаях выделяются «вещества удовольствия» – эндорфины, которые противодействуют страхам и тревоге. Еще со времен Фрейда известно, что причиной невроза страха может быть сексуальная неудовлетворенность.
    Психологические проблемы могут провоцироваться самоотравлением организма, из-за сбоев в работе кишечника, мочевыделительной системы, употребления некачественных продуктов питания.
    Излечению от фобий могут способствовать все методики (йога, другие формы психотехники) позволяющие добиться физического расслабления. Иными словами, если человек сможет расслабиться в пугающей ситуации, страх исчезнет. Нет напряжения – не может быть и страха. Столкновение с вызывающими тревогу стимулами в состоянии расслабления лишает эти стимулы способности вызывать страх. Если дыхание свободно, если мышцы расслаблены и сосуды разжаты – вы уже не можете чувствовать страх, вы свободны.
    То, что мы с вами ощущаем как тревогу, страх, на уровне тела ощущается, как  спазм. Сжимается все: мышцы тела, сосуды, бронхи, диафрагма, желудок, кишечник, сердце. Бывает и реакция на страх, обратная спазму: расширение, непроизвольное расслабление, парализация. При страхе обычно возникают стеснение дыхания, сердцебиение, побледнение (покраснение), пот, дрожь, головокружение, напряжение и скованность в определенных группах мышц, закладывание ушей и т.п. Тело или отдельные его части ощущаются тяжелыми, возникает скованность, боли. Нарушается мышление и память, снижается концентрация внимания (невозможно довести до конца одно дело, потребность заниматься всем одновременно), появляется желание торговаться (выдвигать условия), упрямство, жестокость. Таким путем возникают психосоматические расстройства – сбои в работе органов и систем организма в связи с воздействием на человека стрессов и психотравмирующих факторов при генетической предрасположенности. Тело становиться «мишенью», по которой внутренние, часто подсознательные эмоции бьют прямой наводкой. При этом поражается наиболее слабый орган: сердце, сосуды, кишечник, мочевая, половая система и т.д. Это связанно либо с генетической предрасположенностью, либо с предшествовавшей болезнью (травмой) этого органа.
    Я уже упоминал о методике самостоятельного анализа страхов. Вот выдержка из сочинения одного из моих пациентов: «Первый и самый серьезный страх, который мне довелось испытать это страх смерти. Этот страх я пережил в возрасте 6 лет. В один из летних вечеров, когда оранжевый диск солнца прятался за стенами дома, мы мальчишеская футбольная команда, присели на крылечке отдохнуть. Не помню, как дело дошло до того, что один из тех, кто был постарше, взялся погадать мне по левой ладони. Помню лишь, что я с азартом согласился, о чем через несколько секунд уже сожалел… «Это самая короткая линия жизни, которую я видел», таков был вердикт «провидца». Страх родился моментально, сердце начало колотиться так, будто собиралось выскочить наружу. Думая лишь о «пророчестве», я со слезами на глазах побежал к маме. Дома я решил взглянуть на материнскую ладонь, разглядев там «длинную жизнь». После этого я весь вечер, сидя за столом, под лампой, рассматривал свою детскую ладошку. Ничего утешительного для себя я не нашел. Эта ситуация оставила глубочайший след в моей памяти и обусловила табу: «Никогда больше не позволять гадать себе, по крайней мере, на длину жизненного пути». Это же табу я сам однажды и нарушил… Познакомившись со своей первой девушкой я стал часто гостить у нее, и однажды ее мать предложила мне погадать. 15 лет – море по колено. Я вполне спокойно и открыто заявил, что не стоит, гадали уже – жизнь будет короткая. И тут же делаю для себя философский вывод: «А мне много и не надо, чтобы в старости от болячек не мучаться и других ими не мучить». И матерью моей девушки был вынесен приговор: «Да не долго, он счастливо». «Ну и хорошо», – ответил я, чувствуя себя полным сил, энергии, планов на будущее. Но страх, рожденный в далеком детстве, получил новое подтверждение. Через некоторое время в области левой груди я почувствовал вспышки острейшей боли, мышцы и суставы моих ног стало выворачивать. И тогда возникла мысль: «Что если все сказанное этими горе-предсказателями правда?» В такой ситуации только дай волю фантазии. Так оно и вышло. Сколько врачей я прошел! Болело все, что угодно, что логично и что нелогично. А сколько болезней я пропустил через свою голову! Одним словом, мои мысли сами искали болезнь, от которой я должен умереть. С помощью массы таблеток успокаивающих и антидепрессантов, страх смерти почти преодолен (все же крутятся в голове эти фразы гадалок). Но после того, как я дважды проснулся с онемевшей до локтя рукой, которая безжизненно болталась в суставе, появился страх «уснуть не в той позе». Я приучил себя спать не только на животе, как было ранее, но и на боку, и на спине. Постоянно ощущая дискомфорт, я не могу сосредоточиться ни на учебе, ни на своих увлечениях, не могу возвратиться к тренировкам. Не могу быть уверенным, что справлюсь с работой из-за неуверенности».
    Часто при попытке заполнить себя эмоцией радости, мы сталкиваемся с  зажимами, которые существуют в теле. Поэтому перед расслаблением – необходим взрыв эмоций и физической активности. Можно покричать, избить воображаемого противника, танцевать или просто сжимать и напрягать мышцы. Путь к расслаблению (и бесстрашию) лежит через переживание давно заглушенных зажимов и напряжений.
    Самый лучший метод лечения страха и тревоги – это подняться и пойти им навстречу, чтобы встретиться лицом к лицу. Если бы мы всегда были на это способны! Упростим задачу: нам вменяется в обязанность бояться, вызвать страх намеренно и увеличить его вплоть … до гротеска. То, что смешно уже не страшно!
    Присутствие страха связано с отсутствием (или недостатком) любви. Как сказано  в писании «Совершенная любовь изгоняет страх». Поэтому один из самых распространенных страхов – это страх «меня не любят».
    Желание быть смелым часто означает признание в наличии страха самому себе, но не другим. Страх притягивает то, чего боятся и постоянно возрастает.  Если страх еще увеличивается, то человек самому себе не признается, что ему страшно. У страха есть еще один аспект, к сожалению не рассматриваемый в научной литературе – его можно воспринять как учителя. Настоящая смелость рождается не от отрицания страха, или борьбы с ним, а от освобождения от него. Но для того, чтобы воспринять его урок и стать совершеннее, часто необходима профессиональная помощь, в том числе гомеопатическая.  
    Случай из практики: пациентка 51 года, обратилась с жалобами на многочисленные страхи: иньекций, медицинских обследований, перед посещением стоматолога. Клаустрофобия и агарофобия (боязнь лифта и высоты). Страх потерять сознание, страх выйти из дома, особенно удаляться от него далее 300м. Любая новость, даже позитивного характера вызывает «спазм в голове». Удаление от дома вызывает увеличение страха вплоть до панической атаки. Объективно регистрируется колебание АД (110/70-145/80) и частоты пульса (60-100 уд. в мин). В семейном анамнезе обращает на себя внимание наличие страхов и синдрома тревоги у отца. Любая перемена погоды ухудшает состояние. Повышенная чувствительность к запахам, звукам, любит сладкое. Плохо переносит солнце. Интравертирована, ревнива. Два года назад во время поездки в метро возникло ощущение нехватки воздуха, дрожь, страх. Затем приступы стали повторяться, к перечисленным выше симптомам добавилось головокружение. Развился страх выходить из дома. Дополнительные жалобы: периодический беспричинный зуд головы, лица, рук усиливающийся в тепле (объективно кожные покровы без видимых изменений). Постоянно мерзнет, ощущение холода в спине («морозит спину»). Периодическое ощущение спазмов в эпигастральной области, сдавливания в груди. Объективно: женщина повышенного питания, небольшие отеки, язык обложен коричневатым налетом. Пациентка пробовала принимать антидепрессанты  и седативные препараты – без должного эффекта. Затем в течение 1,5 лет она проходила гомеопатическое лечение у другого доктора. При обращении ко мне она искренне поблагодарила предыдущего врача, отметив, что стала спокойнее, стабилизировалось АД, почти исчез зуд, перестала мерзнуть. Реже возникают спазмы в животе. Развернутых панических атак нет. Но остается страх выйти из дома, в связи с чем чувствует себя несчастной. После новового назначения стал уменьшаться страх, через полтора месяца сообщила по телефону, что одна работает на даче (исполнилась давняя мечта!). Страха нет, сохраняется небольшой зуд, мигрирующий по всему телу.     
В заключение хочется сказать, что вся наша жизнь – это борьба за целостность жизни, за то, чтобы принять в картину мира страх и тревогу. Вспомним знаменитую формулу Канта: делай, что должно и будь что будет.