ЗАКОНЫ ГЕРИНГА В МЕДИЦИНЕ

В рассмотрении данной темы я позволю себе сначала сформулировать вопросы, а потом в силу своих возможностей, попробовать найти на них ответы. Эти вопросы касаются законов Геринга (ЗГ), вокруг которых накопилось много не ясного. К сожалению, среди огромного количества современной литературы я нашел совсем немного авторов, уделивших внимание этой теме.

 

1)     Являются ли закономерности, установленные Константином Герингом исключительной особенностью гомеопатической теории и практики? «Работают» ли они в аллопатической медицине? Почему конвенционная медицинская теория и практика пренебрегает законами Геринга? Являются ли законы Геринга общими закономерностями природы?

2)     Называть ли симптомы, двигающиеся по закону Геринга обострением, вне зависимости от их выраженности?

3)     Что означает неправильное гомеопатическое лечение (против законов Геринга)?

4)     Это законы медицины или законы жизнедеятельности организма? Считать ли их законами или принципами (правилами)?

5)     Как соотносятся законы Геринга и эффективность гомеопатического лечения?

6)     Что делать врачу-гомеопату, когда при анализе клинической ситуации один из законов противоречит другому?

7)     Почему Кент создает свою «иерархию симптомов» не используя законов Геринга?

 

ЗГ свидетельствуют о перемещении симптомов (болезненных проявлений) согласно определенным правилам. Ради сохранения стройности изложения и из уважения к читателям, не изучавшим основы гомеопатии, напомним эти положения. Всего Герингом были описаны три принципа, которые определяли движение симптомов при «правильном гомеопатическом лечении». Первый принцип самой простой, но не имеющий логического объяснения – симптомы болезней передвигаются сверху вниз. Второй принцип, понятный даже для конвенционной медицины – принцип движения патологических проявлений изнутри наружу (от органов более жизненно важных, к менее важным органам). Таким образом, организм стремится любой ценой поддержать свою жизнеспособность за счет утраты «периферических» функций. Третий принцип  – симптомы исчезают во временной последовательности обратной их возникновению. Сначала хронологически «более свежие», затем все более давние. Его можно было бы назвать принципом «возвращения в прошлое» организма.

Такое распространенное в гомеопатии явление, как «дренаж» по сути дела может быть отнесено ко второму ЗГ. Дренаж в виде выделений со слизистых оболочек или кожи, понос, рвота, обильный пот, кровотечение означают движение патологии изнутри организма во внешнюю среду. Многие гомеопатические лекарства, наиболее известное из которых Lachesis muta, имеют в своем патогенезе соответствующий симптом – улучшение от выделений, словно демонстрируя те же ЗГ.

Возвратимся к смыслу закономерности, описанной Герингом. Смысл состоит в том, что одни симптомы уходят (исчезают), а другие появляются. Появляются иные симптомы, чем те, с которыми обратился пациент. Таким образом, любое движение симптомов по ЗГ является гомеопатическим лекарственным обострением. На практике, часто явления обострения (и перемещения симптомов) ускользают от внимания врача-гомеопата. Происходит это потому, что отсутствует единая методология учета и дефиниции обострения, как явления. В частности в условиях амбулаторного приема зачастую отсутствует возможность постоянного контакта пациента с врачом, больные не обучаются методике самонаблюдения. В результате и пациент, и врач удовлетворяются достигнутым неким общим улучшением состояния здоровья.

Как уже было сказано, ЗГ описаны для проверки «правильности гомеопатического лечения». Отсюда следует, что гомеопатическое лечение может быть неправильным. Предусматривал ли такую возможность неправильной гомеопатической терапии Ганеман? Прежде всего, он указывал  на недопустимость выраженного обострения, развивая свой декларированный в начальных параграфах Органона принцип «мягкого», «нежного» (т.е. без обострений) лечения. Однако Ганеман специально не выделяет в качестве ошибки в тактике ведения больного феномена движения симптомов (в каком бы то ни было направлении или последовательности). Только в «Лечении хронических болезней» Ганемана можно встретить отдаленные указания на один из ЗГ: «Симптомы появляющиеся в последнюю очередь при хроническом заболевании, предоставленному самому себе, исчезают первыми при антипсорическом лечении». Но это высказывание касается совсем другой темы – рассуждения о миазмах. Чтобы выполнить это правило заболевание должно быть, как сказано «хроническим», а лечение «антипсорическим».

Каждый, кто скорее к счастью, чем к несчастью перед занятием гомеопатией, испытал возможности аллопатической терапии, может согласиться, что под влиянием последней также часто наблюдается «миграция болезней». Не является исключением и хирургия, часто «запускающая» механизм развития хронического заболевания органов носоглотки или бронхита после проведенной тонзиллэктомии. В моей практике есть случаи развития после этой операции тяжелого ревматоидного полиартрита и даже резкого обострения ревматического процесса. Но всегда ли дело обстоит так печально? Нередки случаи, когда после удаление миндалин мы не выявляем отрицательных последствий даже при тщательном исследовании. Похоже, что организм (жизненная сила) справился с проблемой и вышел из ситуации по ЗГ. Притчей во язы цех для гомеопатов стала конвенционная дерматологическая практика. Однако задумаемся, всегда ли при исчезновении кожной сыпи под влиянием лечения наблюдается ухудшение других органов и систем организма? Именно такой спекулятивный подход часто допускает гомеопатия в рекламных целях. Назовем вещи своими именами – риск движения патологии против ЗГ действительно велик, но не абсолютен.

Очевидно, что ЗГ описывают общие закономерности медицины. А если посмотреть на естественное течение болезней? Общеизвестны осложнения кори или скарлатины со стороны внутренних органов на фоне неполноценной сыпи. Патогенез препарата Conium maculatum демонстрирует постепенное развитие болезни в виде нарушений чувствительности и двигательной функции снизу вверх. Даже банальный нагноительный процесс сопровождается иллюстрацией ЗГ, когда патология развивается вначале против (инфильтрация, нагноение), затем согласно этим законам (эвакуация гноя). Последовательное же развитие «клубка патологий» в жизни человека всегда происходит против ЗГ.

История медицины, которая мало кого интересует сегодня, изобилует блестящими иллюстрациями ЗГ. Это примеры так называемой «отвлекающей» терапии, когда с помощью средств воздействия на кожу или слизистые оболочки пытались улучшить состояние жизненно важных внутренних органов. Таковы  кровопускание, проносные средства, раздражающие пластыри, фонтанели – умышленно сделанные и инфицированные разрезы на коже.

Таким образом, ЗГ можно считать общими законами медицины, используя термин «закон», вместо термина «принцип», который более подходит для описания методики лечения.

Методика профессионального подхода и гомеопатического ведения пациента не может не предусматривать тщательный учет и анализ лечения по ЗГ. Пренебрежение этими законами позволяет говорить о «ситуационной» гомеопатии, если таковая вообще существует. Следует сказать, что увлечение ментальной гомеопатией сделало невозможным оценку симптомов по ЗГ, когда симптомы выходят на уровень соматических проявлений, а гомеопат не владеет общемедицинскими знаниями и опытом.

Конвенционная медицина в большинстве случаев не хочет замечать существование ЗГ. Хотя, например, никто из аллопатов не отрицает существование связи между аллергическим ринитом и бронхиальной астмой, в смысле утяжеления общего аллергического заболевания. Никто не отрицает статистически доказанного возрастания частоты аппендэктомии после предыдущего удаления миндалин. Но, например, выявляемая в ходе гомеопатического рассмотрения случая связь между расстройством кишечника и улучшением сердечного ритма вызовет у аллопатических коллег, скорее всего сочувственную улыбку. Специализации в медицине и отсутствие интегрального подхода к больному – причина того, что общая медицина пренебрегает ЗГ.

Однако встречаются удивительные истории, представляющие исключительных людей, вернее, исключительных способ их размышления над медицинскими феноменами. Один из моих гомеопатических пациентов, страдающих раком кишечника, рассказал следующую историю. После операции и пребывания в стационаре у него развилась тяжелейшая форма инъекционного инфекционного гепатита. И его хирург, человек уже пожилого возраста объяснил больному, что пациенту повезло. Именно так, ибо на фоне вирусного гепатита раковая болезнь на относительно долгое время вынуждена была отступить.   

На практике встречаются ситуации, когда ЗГ могут вступать в противоречие между собой. Например, не так давно, ко мне обратилась коллега за консультацией. При гомеопатическом лечении пациентки с заболеванием внутренних органов после улучшения состояния начались сильные головные боли, не беспокоившие ее с юности. С одной стороны патология передвинулась против первого ЗГ – снизу вверх. Но зато она «выполнила» третий ЗГ – после хронологически более свежей болезни появилась более давняя. Такое же противоречие может случиться между вторым и третьим ЗГ. На основании своего опыта рискну предположить, что из ЗГ наиболее важным для гомеопатической практики является третий, затем второй и только потом первый закон. Случаи, когда у пациента возникает гомеопатическое обострение в виде появления новых (не свойственных ему) симптомов, могут быть отнесены в сферу деятельности третьего ЗГ. Ибо они выявят его скрытую предрасположенность, locus minoris resistenti, патологию, не имевшую возможности клинического проявления.

Любопытно отношение к ЗГ одного из харизматических лидеров части современных гомеопатов – Дж.Кента. В его философии ЗГ занимают более чем скромное место. Сторонники кентизма считают первый ЗГ основанием для того, чтобы оправдать предпочтение ментальных симптомов над остальными.  Но говорил ли Геринг о психических симптомах? Скорее всего, он имел в виду симптомы головы (смотри классические Материи Медики, где к «голове» относятся головная боль, головокружение и др.). Кент обошел законы Геринга стороной. Не потому ли, что сам создал свою иерархию симптомов, в которую законы Геринга не укладывались? В своей работе «Соответствие органов и направление, в котором происходит исцеление» он прямо говорит об источнике своих представлений – философии Сведенборга. Которая сама по себе необыкновенно интересна, но не имеет никакого отношения к гомеопатической доктрине Ганемана. По Кенту «Физические органы соответствуют внутреннему человеку, т.е. его воле и разуму».  Более того, он находит и прямые органные соответствия: «Желудок и тонкий кишечник … соответствуют интеллектуальной части человека…».   «Иногда умственные способности соответствуют легким». «Воля соответствует сердцу и печени».  «Половые органы также как правило, связаны с волей».  И далее, как пишет Кент: «Подобные отношения простираются на весь человеческий организм».

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Законы Геринга являются общими Законами медицины, свидетельствующими о процессе последовательного улучшения (оптимизации) здоровья человека. Специализация в конвенционной медицине и отсутствие интегрального подхода к больному – причина того, что общая медицина ими пренебрегает. Любое движение симптомов по ЗГ является гомеопатическим лекарственным обострением.  Не соблюдение этих законов врачами-гомеопатами приводит к неэффективности их работы.

Увлечение ментальной гомеопатией и пренебрежение знаниями общей медицины для многих гомеопатов сделало невозможным оценку клинической ситуации по ЗГ, когда симптомы выходят на уровень соматических проявлений. Из трех законов, по видимому доминирующим является тот, который говорит об исчезновении симптомов во временной последовательности обратной их возникновению («эффект возвращения в прошлое»). Закономерность движения симптомов, которую постулировал Кент – вначале исчезают ментальные симптомы, затем соматические – не может считаться прямым следствием закона Геринга о движении патологических проявлений сверху вниз. Психосоматические соответствия Кента заимствованы им из источников, не имеющих прямого отношения к      гомеопатической доктрине Ганемана.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1.       Воронина Н.В. Закон Геринга на ментальном уровне: Тезисы докладов XI Московской международной гомеопатической конференции. – М. – 2001. – с. 16-17.

2.       Ганеман С. Лечение хронических болезней и гомеопатическая доктрина. Калининград. – ОЛЛО. – 1993. – 230 с.

3.       Дехтярева Л.Н. Кожа и психические расстройства в свете гомеопатии // Український гомеопатичний щорічник. – Т.IV. – 2001. – с. 146-148.

4.       Зилов В.Г. Закон Геринга с позиций гомотоксикологии и ортодоксальной медицины // Биологическая Медицина. – №2. – 2001. – с. 27-32.

5.       Линде В.А. Теория миазмов Самуила Ганемана // Гомеопатия и фитотерапия. – Санкт-Петербург. – 1998. – с. 58-62.

6.      Кент. Дж. Соответствие органов и направление, в котором происходит исцеление // Вестник гомеопатической медицины. – Киев. – №1. – 2002. – с. 50-54.

7.       Островский А.З., Воробьева Г.Г., Александрова О.В. Применение доктрины о хронических болезнях С.Ганемана на практике: Труды 57-го Конгресса Международной Медицинской Гомеопатической Лиги. Макс-пресс. – М. – 2002. – Том I. – с. 212-215.

8.       Попов А.В. Гомеопатия, как изменение жизни // Вестник гомеопатической медицины. – Киев. – №4. – 1999. – с. 6-13.

9.       Симеонова Н.К. Возврат или возникновение приливов жара как позитивный показатель гомеопатического лечения женщин в период климактерия //  Український гомеопатичний щорічник. – Т.IV. – 2001. – c. 64-66.

10.  Яблучанский Н.И., Васильева Л.Г., Волянский Ю.Л. Принцип оптимальности болезни. – Харьков. – «Основа». – 1992. – с.47.