А.В.Попов “РАЗМЫШЛЕНИЯ О ГОМЕОПАТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ”

Мы часто хвастливо заявляем, что нашими пациентами могут быть все – ведь у каждого найдется “что-то гомеопатическое” для лечения. Однако это далеко не так. С точки зрения своего метода мы должны определить ситуацию, которую можно улучшить, подействовав через внутренний детерминизм (жизненную силу) организма. Эта ситуация может быть как очень узкой, так и широкой, в зависимости от нашей врачебной позиции. Состояния, суть болезни с преобладающим внешним детерминизмом, вероятно, должны лечиться другим способом, действующим на внешнюю причину (антибактериальная терапия при вирулентной инфекции, хирургия и т.д.). Но даже в случае заболевания, обусловленного преимущественно внутренним детерминизмом, мы должны понять, действительно ли пациент хочет вернуться в свое прежнее состояние (которое он не называл совершенным здоровьем). Готов ли человек к переменам, суть которых до конца ясно не представляет? Ведь результаты гомеопатии почти всегда отличаются от запланированных эффектов. Вот, что сказал по этому поводу С.Ганеман (Hahnemann S. Organon of Medicine. Sixth Edition. – Cooper Publishing. – Washington. p.151): “Как часто, например, сталкивались мы со спокойным, мягким характером пациентов, годами мучимых наиболее болезненным заболеванием, так что врач невольно относится с уважением и сочувствием к страдальцу! Но если болезнь подавляется, и здоровье пациента восстанавливается, как часто бывает в гомеопатической практике, врач изумлен и напуган страшными изменениями в характере пациента. Он часто становится свидетелем проявления неблагодарности, бессердечия, изощренной злобы и самых постыдных и разрушающих личность наклонностей, которые были свойственны пациенту до заболевания”.

Гомеопатия способна делать человека самим собой (или соответствовать себе). Но все ли понимают, что это такое? Есть категории людей, которые, хотя и могут помочь себе гомеопатическим методом, но не стремятся к этому. Нельзя не согласиться с утверждением Кента о том, что “Гомеопатическое лечение показано при любых излечимых болезнях, главное – правильно применить гомеопатический метод”. (Кент Дж. Лекции по философии гомеопатии. – М. – Гомеопатическая медицина. – 1998. – с.140). Но по моим наблюдениям приходят на прием 70-80% те, кто нуждается в гомеопатии в силу своих природных свойств, а не в силу особенностей имеющегося заболевания. Вопрос состоит в приведение в соответствие взглядов врача и представлений пациента. Я выступаю за максимальную информированность клиентов о гомеопатии, как о методе лечения и философской системе (доктрине).

Кто же не будет лечиться гомеопатически (или кого не следует лечить)? Во-первых, это “грубые материалисты”, которым в первую очередь нужен материально регистрируемый результат лечения. Во-вторых, это люди, не понимающие истинного соотношения денег и интеллектуальной собственности (что впереди высокой эффективности лекарства идет человеческая мысль). Они принципиально не могут приобретать дешевые и не модные услуги. Третья категория – это люди, утратившие способность понимать себя и замечать тонкие перемены в своем здоровье.

Таким образом, как уже было сказано, интуитивно мы получаем в большинстве случаев “своего пациента”. Но не думайте, что этим выполнены все задачи. Мы должны формировать своих пациентов, как и они, формируют нас. Усилия эти совместны. Мы должны определиться не только с общемедицинскими вопросами (болезнь и здоровье), но и с гомеопатическими (что такое хорошо и что такое плохо в состоянии здоровья человека). Научиться замечать, оценивать и направлять влияние гомеопатии нужно вместе и врачу и пациенту. В таком понимании не существует главного и второстепенного, нет заранее установленных приоритетов. Для пациента гомеопатия – есть улучшение его жизни (тех проблем, которые его интересуют). Для врача – она спокойное восприятие “событий в анамнезе жизни”, без узконаправленных попыток лечить ту или иную патологию.

Старая медицинская заповедь гласит о лечении не болезни, а человека. Ее можно продолжить в том же духе – гомеопатия есть лечение человека, состоящего из тела, души и духа. Обратимся к цитате из Органона: “…Изменения жизненной силы, оживляющей наше тело в его глубине и совокупность наружно отображаемых симптомов, представляющих существующее заболевание составляют единство, они являются одним и тем же. Организм является материальным воплощением жизни, но его нельзя представить без оживляющего… двигателя, так же как и жизненная сила немыслима без организма, следовательно, вместе они составляют единство, хотя в мыслях и разделяются ради удобства их понимания”.(Hahnemann S. Organon of Medicine. Sixth Edition. – Cooper Publishing. – Washington. p.20).

Со времени Ганемана произошел огромный прогресс в развитии медицины. Однако никто не смог познать “нематериальную составляющую жизни”. Произошли большие изменения в плане изучения причин острого внешнего детерминизма болезней, развилась хирургия, эпидемиология, психология и др. Изучение же внутреннего детерминизма болезней практически остановилось, хотя “загрязненность” (миазматичность) людей еще усилилась. Большую роль в этом процессе играют огромное количество фармацевтических препаратов и процедур лечения, а также информационные загрязнения. Мы не можем, конечно, преувеличивать такое влияние и называть свой век ужасным или “не подвластным влиянию гомеопатии”. Именно поэтому гомеопатическая практика, как один из способов влияния на внутренний детерминизм болезней становится все более актуальной. Другое дело, что нам следует не только постулировать это положение, но и “раскрутить” этот феномен до уровня популярности.

Можно рассмотреть взаимоотношения пациент-врач в экономической плоскости (заказчик-подрядчик). Современный маркетинг преуспел в создании образа медицинского клиента, как потребителя (или пользователя). Медицина получила название “медицинского обслуживания”. При этом потерялась связь между пациентом и врачом,основанная на культуре, интеллектуальной помощи и мудрости. Доверие, как человеческая категория, перешло в разряд рациональных понятий (гарантия фирмы). Восстановление этой человеческой составляющей является в первую очередь задачей гомеопатической практики. Косвенным образом реагирует и ортодоксальная медицина – создание института семейных врачей предполагает не только интегральную медицинскую функцию, но и в определенной степени восстановление личностных отношений. С другой стороны нельзя перетащить миропонимание прошлого века в современность. Гомеопатии все более необходимо создание своего имиджа. Он должен быть не слишком консервативным, обязательно медицинским, в меру искусством, но не отрывающимся от принципов гомеопатии. Его следует отграничить и отпсихоанализа и от мистики.

Вероятно гомеопатам, более чем другим врачам следует поработать над созданием привлекательной внешней оболочки своей деятельности – непременной составляющей товара для продажи. Это комфортабельный офис, наличие регистратуры, современной оргтехники. Можно оставить странные и редкие вещи (создающие впечатление музея). Нужно продумать и собственный образ – не только манеру поведения, но и стиль одежды, прически, украшений. Ведь во исполнение того же самого принципа, который лежит в основе гомеопатии, на прием приходят “подобные” нам пациенты. “Этот феномен может быть определен какsimilia similibus adtrahuntur. Таким образом, подобное притягивает подобное, как будто переживания, проблемы, собственно характер врача являются сигналом,… который сверхчувствительным образом притягивает пациента…”. (Кастеллини М. Процесс идентификации пациента может стать гомеопатическим лечением для врача. – В сборнике “Киевский гомеопатический альманах”. – К. – 2000. – с.25-26).

В заключение хочется сказать, что гомеопатическая практика должна оставаться частью общей медицины, используя все ее современные достижения, в первую очередь результаты лабораторных и инструментальных исследований, а также сведения о течении и прогнозе заболеваний. При этом она должна сохранять не только верность своему основному принципу – подобия и вытекающей из него индивидуализации назначений, но и рассматривать человека в его единстве (дух, душа, тело). Гомеопатия предполагает наличие у доктора не только врачебного опыта,знаний и интуиции, но и культуры и искусства. Гомеопатическая практика создает особые отношения между врачом и пациентом. С одной стороны это долгосрочный контракт между “заказчиком” и “исполнителем”, с другой стороны это доверительные отношения взаимноговлияния для улучшения качества жизни. Гомеопатическая практика должна базироваться на опыте прошлых поколений. Они оставили не только блестящие руководства, но и не менее значимое, хотя и мало изученное наследство в виде системы отношений между доктором ипациентом. Вместе с тем современной гомеопатической практике невозможно остаться в стороне от современной системы медицинского бизнеса.