А.В. Попов ГОМЕОПАТИЯ И ПСИХОТЕРАПИЯ

Ни одна терапия, включая гомеопатию, не обходится без влияния на психику пациента. В этом смысле выделение медицинской психологии в отдельную специальность является неоднозначной идеей. Как врач может не быть психологом? Предполагается, что медикаментозное вмешательство, а также хирургические методики могут осуществляться вне личности пациента, без учета его душевного состояния, или даже мнения. И это при том, что давно доказаны резко повышающие эффективность лечения (20-50% по данным разных авторов) позитивные психологические установки или факторы. Ими могут быть спокойствие и уверенность врача, переданные пациенту, или вид цветущего дерева из окна больничной палаты. Но современной медицине некогда ни разговаривать с больным, ни посадить дерево. Наряду с несомненным техническим прогрессом в медицине, как справедливо отметил выдающийся американский кардиолог Бернард Лоун «за последние столетия не изобретено ни одного прибора, позволяющего усилить доверие пациента к врачу». Американский хирург Берни Сигл называет «профессию врача негативно-ориентированной – в том случае, когда основное внимание уделяется самой болезни, а не пациенту».

В отношении гомеопатии существует другая сторона вопроса – ее критики за всю историю этого метода лечения не придумали ничего лучшего, чем объяснять ее эффективность психотерапевтическим влиянием на пациента, а действенность лекарств – эффектом плацебо. Даже применение гомеопатии в лечении младенцев и ветеринарных пациентов считается опосредованным психологическим эффектом на их родителей или хозяев. Но кто мешает общей медицине применять психотерапию? И разве действие любых фармацевтических препаратов не содержит плацебо-эффекта? Разве не с этой целью официальная медицина нарекла себя «научной», лекарства «проверенными», а методы лечения «доказанными»? Американский педиатр Роберт Мендельсон считает, что «Современная медицина не может выжить без нашей веры, потому, что она не искусство и не наука. Современная Медицина – это религия». Скажем объективно: психотерапия один из инструментов лечения, который может применять любой врач. 

Говоря о гомеопатии, как о методе лечения нужно отметить, что она всегда рассматривала человека в единстве души и тела. Психические симптомы всегда учитываются при назначении лекарства, даже в случаях острых заболеваний. Кроме душевных расстройств, которые проявляются в жалобах пациента, врача-гомеопата интересуют особенности личности человека. Эти особенности не всегда могут быть выявлены во время гомеопатической консультации, благодаря закрытости человека, а также осознанному или неосознанному желанию пациента выдать желаемое за действительное. Иными словами, чтобы выявить истинные психологические симптомы, врачу нужны немалый опыт и интуиция. Поэтому в гомеопатии могут использоваться психоаналитической методики, позволяющие более полно воссоздать  образ пациента.

Позволю себе сравнить методику основателя психоанализа З. Фрейда с гомеопатией. Он считал, что «для уничтожения симптомов необходимо вернуться к их возникновению, оживить конфликт, из которого они начались, и решить его по новому, с помощью таких средств, которыми больной в свое время не располагал». В этой методике можно проследить принцип гомеопатии. Вместо лекарства Фрейд предлагал создавать в сознании пациента образ болезни, как модель максимально похожую на реальную патологию. Этот образ (как и гомеопатическое лекарство) возвращается пациенту и способен через его осознание оказаться сильнее естественной болезни.

В идеале психоаналитик должен вскрыть причины (мотивы), которые запустили нарушения психики человека. При этом сфера поиска являет собой область бессознательного. Фрейд: «Каждый раз, сталкиваясь с симптомом, мы можем заключить, что у больного имеются определенные подсознательные процессы, в которых содержится смысл симптома». Одно из фундаментальных понятий, для объяснения модели личности Фрейд назвал вытеснением.   Вытеснение – это сила, вытесняющая в подсознание ментальный процесс, и замещающая его место подделкой (суррогатом). Это защитный механизм мотивированного забывания.

Пример из практики. Молодой человек 22 лет, будущий модельер (поступил учиться в школу одного из ведущих итальянских дизайнеров одежды). Одет в своеобразную одежду, которая показалась мне напоминающей образ пещерного человека. Только потом я узнал ее фантастическую стоимость. На теле татуировки. Волосы окрашены в желто-оранжевый цвет. Единственная жалоба – ощущение спазма в гортани, из-за этого страх удушья (не хватки воздуха). Утверждает, что только это мешает ему быть счастливым. Консультирован и лечен психологами, принимал также антидепрессанты – без эффекта. Осмотр отоларинголога не выявил ничего, кроме легкой степени хронического фарингита. Осмотр пациента проходил в присутствии курсантов. По его окончании вместе с врачом, ранее пытавшимся лечить этого пациента, я узнал о существовании многочисленных проблем. Это сексуальная неудовлетворенность, неопределенная сексуальная ориентация, конфликт с отцом, дошедший до степени взаимной ненависти.

Я называю такие симптомы «поплавком». Поплавок находится сверху, а внизу, если можно так выразиться – затонувшее судно (глубокая внутренняя душевная и часто органная патология). Если даже такой «поплавок» удается уничтожить, то новый не замедлит появиться в другом месте. Так формируется психологическая составляющая вегетативных синдромов: сосудистой дистонии, респираторного синдрома (потребность глубоко вздыхать, ощущение нехватки воздуха и т.п.), синдрома раздраженного толстого кишечника, синдрома раздраженного мочевого пузыря и пр. 

При гомеопатической консультации очень важно помочь пациенту выговориться и выразить свои психологические симптомы, потому что беспокойный клиент мало что слышит, до него не доходят слова врача. Невысказанная тревожность и страхи безграничны. Когда они «одеваются» в словесную оболочку, то фиксируются в пределах слов и становятся объектом, который может «увидеть» как пациент, так и врач. Происходит значительное уменьшение их дезорганизующей силы. Следовательно, для больного с психопатией необходимо обсуждать его состояние. 

Иногда я применяю следующую методику: пациент пишет сочинение (дневник) своей жизни, по простой схеме, в виде ответа на вопросы. Их всего 3 (мои страхи, обиды, чувство вины). При этом я специально подчеркиваю для пациента, во-первых, добровольность его труда, во-вторых, отсутствие различия между большим и малым. Так как не бывает больших и малых страхов, обид, чувства вины. Что нет разницы между многолетним детским страхом темноты и страхом увольнения с работы и т.д. С помощью такого приема, как правило, удается получить психические симптомы, напрямую не связанные с темой невроза, а значит более достоверные для работы. Единственно, что в такой методике следует избегать – так это двусмысленно присутствующей «темы исповеди». 

Пример из практики. Это реальное описание моим пациентом своих страхов.

«Какой я есть на самом деле, или сколько Г… бывает в хорошем человеке. Первый и самый серьезный страх, который мне довелось испытать это страх смерти. Не то, чтобы я боялся этого всю свою жизнь… Нет, этот страх я пережил в далеком детстве, в возрасте 6-7 лет. Так, будучи малышом, я привычно гонял во дворе с мячом, и в один из летних дней, а точнее вечеров, когда оранжевый диск солнца прятался за стенами дома, мы мальчишеская футбольная команда, состоящая из лиц младшего и школьного возраста, присели на крылечке отдохнуть. Не помню, как дело дошло до того, что один из тех, кто был постарше, взялся погадать мне по левой ладони. Помню лишь, что я с азартом согласился, о чем через несколько секунд уже сожалел… «Это самая короткая линия жизни, которую я видел», таков был вердикт «провидца». После чего мне подробно было объяснено с помощью аналогий в виде левых ладоней самого гадалки и других членов компании, почему мне выпадет столь короткая жизненная дорога. На мой вопрос о том, сколько конкретно лет я проживу, вразумительного ответа не последовало. «Вот у него линия жизни длинная, лет 60-70, а у тебя 20-30, после чего линия расходится, что означает смертельную болезнь». Примерно таково было толкование судьбы по моей детской ладошке.

Страх родился моментально, сердце начало колотиться так, будто собиралось выскочить наружу. Посидев еще минут пять, среди ребятни, думая лишь о «пророчестве», я со слезами на глазах побежал к маме, которая стоя во дворе, беседовала с одной из подруг. Я сразу стал просить маму: «идем домой!», чем она была очень удивлена, ведь раньше меня трудно было и палкой загнать домой. Уже дома я решил взглянуть на материнскую ладонь, разглядев там «длинную жизнь». После этого я весь вечер, сидя за столом, под лампой, рассматривал свою детскую ладошку. Я пытался разобраться, где берет начало и где заканчивается моя «линия жизни». Ничего утешительного для себя я не нашел. Эта ситуация оставила глубочайший след в моей памяти. Этим и было обусловлено табу, которое я сам для себя определил: «Никогда больше не позволять гадать себе, по крайней мере, на длину жизненного пути». Это же табу я сам однажды и нарушил…

Мне было 15 лет. Первая любовь, первая девушка. Я был очень рад тому, что на меня обратила внимание девушка. До тех пор я казался себе очень некрасивым, кроме того, юношеские прыщи добавляли соли на рану. Мне казалось, что будет необычайно трудно обратить на себя внимание молодой особы женского пола, тем более что прежние робкие попытки с другим объектом вожделения потерпели фиаско. Итак, познакомившись поближе с Леной, я стал довольно часто гостить у нее, и однажды ее мать предложила мне погадать. 15 лет – море по колено. Я вполне спокойно и открыто заявил, что не стоит, гадали уже – жизнь будет короткая. И тут же делаю для себя философский вывод: «А мне много и не надо, 40-50 лет и хватит, чтобы в старости от болячек не мучаться и других ими не мучить». И уж не помню по какой из ладоней матерью моей девушки был вынесен приговор: «Да не долго, он счастливо». «Ну и хорошо», – ответил я, чувствуя себя полным сил, энергии, планов на будущее. Страх, рожденный в далеком детстве, даже не проснулся, но в памяти тот далекий детский след получил новое подтверждение.

Этот страх проснулся намного позже. Когда в области левой груди я чувствовал вспышки острейшей боли, когда мышцы и суставы моих ног выворачивало. И тогда возникла мысль: «Что если все сказанное этими горе предсказателями правда?» В такой ситуации только дай волю фантазии. Так оно и вышло. Сколько врачей я прошел! Болело все, что угодно, что логично и что нелогично. А сколько болезней я пропустил через свою голову! Одним словом, мои мысли сами искали болезнь, от которой я должен умереть. В результате, с помощью массы таблеток успокаивающих и антидепрессантов, страх смерти можно сказать, преодолен (все же крутятся в голове эти фразы гадалок). Но я так и не разобрался, что это за боли в груди (ведь 3,5 месяца они были) и к ним добавились эти злосчастные онемения, не дающие покоя ни днем, ни ночью. Постоянно ощущая дискомфорт, я не могу сосредоточиться ни на учебе, ни на своих увлечениях, не могу возвратиться к тренировкам. Не могу быть уверенным, что справлюсь с работой».

Благодаря такому описанию можно врачу-гомеопату легче найти более достоверные и глубоко лежащие симптомы, характеризующие личность пациента. Эти симптомы имеют генетическую основу, или же обусловлены психологическими травмами раннего детства. Найти такие симптомы означает не только облегчить работу врача-гомеопата, но и лучше понять самого себя. Дело в том, что эти симптомы под влиянием различных условий (аутотренинга, воспитания, социума, образа жизни и т.д.) могут трансформироваться до неузнаваемости. Так обычная вода (жидкость) становится неузнаваемой при ее нагревании (пар) или замерзании (лед). 

Более «глубоким» психологическим симптомом, как правило, является тот, который не имеет объяснения. Для его нахождения можно задавать простой вопрос «почему?». Если страх собак обусловлен произошедшим в детстве случаем, симптом «страх собак» более поверхностный, если не имеет объяснения – то более глубокий. 

Многие люди имеют психологические заблуждения (делюзии) – это чувства, которые либо не имеют объективной основы, либо лишь частично основаны на фактах. Например, «меня угнетают», или «ко мне плохо относятся». Существуют гораздо более странные, и даже экзотические заблуждения: «капля падает на голову и разбивается». Эти ощущения хорошо передаются словосочетанием «как будто». Как будто «мурашки побежали по коже», как будто «в горле ком», как будто «голова перетянута веревкой» и т.д. Большинство пациентов не рассказывают о подобных ощущениях, убедившись, что они не вызывают интереса у представителей научной медицины, за исключением, пожалуй, психиатров. В гомеопатии же такие симптомы часто помогают врачу выбрать правильное лекарство.

Симптомы «как будто» часто связаны с так называемой соматоформной дисфункцией. Это такое состояние, когда у пациента имеют место жалобы, но самого заболевания в виде повреждения органов и тканей или их функции нет. По сути дела – это болезнь-фантом. Роль соматоформной дисфункции еще до конца не осознанна ни пациентами, ни самими врачами. Например, при терапии язвенной болезни обнаружено, что при полном клиническом излечении согласно современным критериям (отсутствие бактерии helicobacter pylori, восстановление целостности слизистой оболочки, нормализации pH и др.) у 30-40% больных сохраняется все субъективная симптоматика заболевания (боли, изжога, дискомфорт, нарушение общего состояния и др.). Соматоформную дисфункцию теперь пытаются лечить психотропными препаратами, в первую очередь антидепрессантами. Отметим, что гомеопатия способна справляться и с реальными (объективно регистрируемыми) признаками болезни, и с болезнями-фантомами. Для успеха в гомеопатическом лечении «заболеваний-призраков» очень важно выяснить глубокие психологические симптомы, определяющие структуру личности.

Еще один интересный феномен представляют собой психосоматические соответствия. Психосоматическая медицина утверждает, что у человека имеют место определенные соответствия между больным органом, возникшей в нем патологией и психологическими проблемами, в том числе, находящимися в подсознании. Например, в основе бронхиальной астмы (по мнению основателя этого направления в медицине Ф. Александера) лежат противоречивые чувства матери к ребенку. В результате ребенок начинает подавлять свои чувства по отношению к матери. Эти подавленные импульсы превращаются в затрудненное дыхание. У взрослого астма свидетельствует о страхе перед откровенностью, искренностью, перед необходимостью жить самостоятельно и не зависеть от других. Знание психосоматики бесполезно для научной медицины, ибо бронхиальную астму лечат путем длительного (иногда на всю жизнь) постоянного применения расширяющих бронхи препаратов и гормонов. В гомеопатии психосоматические отношения позволяют по физическим симптомам заглянуть во внутренний мир пациента, с другой стороны, узнать, как на физическом уровне проявляет себя та или иная психологическая проблема. А благодаря тому, что в показаниях для назначения гомеопатических лекарств (патогенезах) содержатся и психические и физические симптомы лекарство способно оказывать целостное воздействие на человека.  

Мы уже обсуждали вопрос о том, что истинные симптомы, характеризующие личность пациента часто меняются самим человеком. Один из таких механизмов представляет собой психологическая компенсация. Это изменение собственных чувств, характера, поведения, настроения с помощью воли и разума. Она нужна для того, чтобы быть «успешным человеком» (в обществе, работе, семье и т.д.). В целях жизненного успеха человек сознательно подавляет в себе природные качества и искусственно развивает другие черты характера, к сожалению, часто ломая этические и моральные устои. Но его внутренняя сущность остается неизменной (или даже страдает от этого), а процесс компенсации сам по себе дает множество симптомов. Например, симптом «страх бедности» может выражаться в виде скупости, экономии денег, большим количеством работ, откладыванием денег на «черный день». Компенсацией же будет аскетизм, волевое решение жить беззаботно, без гроша в кармане. Страх, обида, чувство вины (и чувство долга) часто могут быть выявлены в виде компенсированных противоположных качеств. По выражению замечательного эстонского врача и психоаналитика Лууле Виилмы: «чтобы скрыть свое высокомерие и жестокость человек вынужден стать святым», или  «как много в хорошем человеке дерьма». По этой же причине, она считала, что «намного легче лечить откровенно плохих людей».

Как же отличить основной симптом от компенсации? Компенсацию трудно удержать строго адекватно ситуации, т.к. это процесс искусственный, иногда она больше требующейся (гиперкомпенсация). Так, застенчивый человек чрезмерно развивая необходимость общения, становится наглым, неуверенный – высокомерным, малодушный – самаритянином.   Гиперкомпенсация из-за своей преувеличенности часто позволяет выявить скрываемые противоположные черты (за излишней нежностью жестокость, за добросовестностью мошенничество, за привязанностью равнодушие). Компенсация требует усилий, поэтому человек стремится к положению, когда компенсация не нужна или она минимальна (отдых, развлечения, хобби), где и проявляет себя подлинная индивидуальность. Важные психологические характеристики могут быть получены в результате выяснения свободного времяпровождения, занятия «для души», поведения в детстве. Эти симптомы, часто отличаются от «стандартов общества».  С другой стороны, основные симптомы почти всегда встречаются в стрессовых ситуациях. Человек не может объяснить причину своего поведения, теряет над ним контроль. Поведение человека в стрессе и при физическом страдании срывает покров компенсации и проявляет истинные психологические симптомы.

Полезна компенсация или вредна? Требует ли она лечения? На эти вопросы пока нет четкого ответа. По моему мнению, человек живущий не своей жизнью чаще болеет, и, в конце концов, «расплачивается» за блага, приобретенные с помощью компенсации хроническим, иногда неизлечимым заболеванием. По счастью гомеопатия не задает таких вопросов, а требует точного назначения лекарств. Они способны оказывать эффект который я называю «натурализация» (или «возвращение»). Человек из «хорошего», удобного для всех, становится «плохим», с одновременным улучшением физического здоровья. Чиновник начинает рисовать картины, инженер вербуется в матросы, маркетолог превращается в фермера…

Опишем еще несколько известных механизмов приспособления. Посредством регрессии осуществляется неосознанное нисхождение на более ранний уровень приспособления, позволяющий удовлетворять желания. Например, «впадение в детство» у лиц пожилого возраста. Проекция – это механизм отнесения к другому лицу или объекту мыслей, чувств, мотивов и желаний, которые на сознательном уровне индивид у себя отвергает. Она приводит к  не замечанию своих недостатков и к нахождению их у других, развивается желание винить окружающих в собственных бедах. Этот механизм часто срабатывает у незрелых и ранимых личностей. С помощью интроекции устраняются различия между объектами любви и собственной личностью. Вместо возмущения или агрессии по отношению к другим людям побуждения превращаются в самокритику, самообвинение, потому что произошла интроекция обвиняемого. Рационализация – это бессознательный защитный механизм, оправдывающий мысли, чувства, поведение, которые на самом деле неприемлемы. Она помогает сохранять самоуважение, избежать ответственности и вины. Интеллектуализация предполагает преувеличенное использование интеллекта в целях устранения эмоциональных переживаний и чувств (например, вместо любви – разговоры о любви). Отрицание – это механизм отвержения мыслей, чувств, желаний, потребностей или реальности, которые неприемлемы на сознательном уровне. Примитивное отрицание чаще характерно для детей (спрятаться под одеялом от проблемы). Взрослые часто используют отрицание в крайних стрессовых ситуациях (неизлечимая болезнь, приближение смерти, потеря близкого человека и т.п.). Смещение представляет собой механизм направления эмоций от одного объекта к другому, более приемлемому. Например, смещение недовольства работодателем на членов семьи. 

В заключение, можно сказать, что гомеопатия, как настоящая медицина включает в себе множество психологических аспектов. Болезни тела не существуют в изоляции от душевных расстройств, и наоборот. Врач-гомеопат обязан не только учитывать, но и понимать сложный внутренний мир человека для успешного назначения лекарств. Ему необходимо уметь пользоваться достижениями современной психотерапии и психоанализа, а пациенту понимать важность предоставления доктору разносторонней информации о своем здоровье, самочувствии и настроении. Как выразился известный австралийский психолог, психиатр, врач-гомеопат Филипп Бейли: «Слишком часто гомеопаты оказываются не способны прочесть «между слов» пациента и в результате получают поверхностное и обманчивое впечатление о личности больного».  

                                                   ЛИТЕРАТУРА:

Бернард Лоун: «Утерянное искусство врачевания». Крон-пресс», Москва, 1998.

Берни Сигл: Здоровье духа – здоровье тела». «Попурри», Минск, 1998.

Роберт С. Мендельсон: «Исповедь еретика от медицины», «Гомеопатическая книга», Новосибирск. 2007. 

Лууле Виилма: «Прощаю себе». «AS Trükk», Пярну, 1998.

Филипп М. Бейли: «Гомеопатическая психология», «Гомеопатическая медицина», Москва, 2003.